alik_shade (alik_shade) wrote,
alik_shade
alik_shade

Кризис запада. Америка атакует.

http://tv.km.ru/risi-predstavlyaet-krizis-zapada<За 90-е годы мы привыкли относиться с пиитетом ко всему западному, в особенности же — ко всему европейскому. Европейская культура, европейские ценности или даже просто евроремонт — все это считалось признаком высшего качества или даже скорее целью, а часто мечтой или почти религией. В эпоху пресловутого торжества либерализма 90-х годов нам было привито полное негативное самовосприятие и почти мистическое преклонение перед Европой — то самое, которое Николай Яковлевич Данилевский называл чужебесием.
Ширяев Михаил Николаевич, аналитик: Сейчас это уже не так. Бомбежки Югославии и разгром Ирака, грузинская война и уничтожение Ливии отрезвили нас. Приход к власти в начале XXI века команды Путина поставил перед нами иные задачи, в корне отличавшиеся от безумств 90-х годов, слова «патриотизм» и «Родина» перестали быть ругательными, а Запад перестал быть страной чудес. Но, несмотря на это, события, происходящие сейчас в Европе и с Европой, кажутся странным, непонятным сном, оксюмороном. Наш бывший идеал в агонии.
«С мошенниками греками нельзя вести себя иначе. Ведь в противном случае они просто сядут вам на шею» (Le Monde). «Вначале греки, потом ирландцы, потом...прекратим мы, наконец, платить за каждого в Европе?» (немецкая газета «Бильд»). Это отзывы европейских СМИ друг о друге. Англичане не любят еврозону в целом. Французов раздражают греки. Немцам надоели все. Причем интересно, что негативное отношение друг ко другу высказывают не только европейские газеты и журналы, отставные политики, но и политики действующие. «Хочет ли балканская республика входить в зону евро? Да или нет? Если греки будут артачиться, они не получат от нас ни цента», — президент Франции Николя Саркози. «Лондон подвергается постоянным атакам со стороны еврократов, чья политика противоречит национальным интересам Британии», — премьер-министр Великобритании Дэвид Кэмерон. Интересно, что если у нас европейский кризис вызывает удивление, несмотря на то, что наша былая европоочарованность уже канула в лету, то в странах Восточной Европы, рвущихся кто в Шенгенскую зону, кто в зону евро, а кто просто в Евросоюз, этот кризис многие просто не замечают.
Решетников Леонид Петрович, директор Российского института стратегических исследований: Сейчас многие страны Восточной Европы, бывшие союзники Советского Союза, бывшие члены организации Варшавского договора и Совета экономической взаимопомощи так активно работают над тем, чтобы стать членами Евросоюза или укрепить там свои позиции , что иногда думаешь — а они вообще отдают себе отчет, что происходит в Европе, в США, во всем мире? То есть они что, не замечают, что происходит в экономической сфере? Я уже не говорю про политику. Они не замечают этого кризиса, этих угрожающих тенденций, которые вообще-то ведут, можно сказать, и к распаду Eвросоюза, к распаду экономической системы Запада. Вот эти стремления Болгарии, Румынии и Словакии (кто-то уже стал членом Шенгенской зоны, кто-то вошел, кто-то нет) напоминают стремление самоубийц к самоубийству, то есть сесть на тот корабль, который должен потонуть. Потому что, разговаривая с политологами, с экономистами этих стран, чувствуешь, что они-то знают, что дело, в общем, идет к катастрофе.
Безумная нелюбовь руководства восточноевропейских стран к России не дает нашим соседям увидеть реальность и оценить перспективы еврозоны и Евросоюза. Но мы должны себе четко представлять нынешнее положение наших западных партнеров, а для этого надо понять, какова ситуация в экономике в ЕС на данный момент. «Маастрихтские критерии зоны евро подразумевают, что правительства должны держать общий размер госдолга ниже 60%. Сегодняшний общий долг зоны евро составляет 89% ВВП. Допустимый предел превышают не только периферийные экономики (госдолг Греции — 166% ВВП, Португалии — 106%), но и ее ядро: госдолг Германии — 83%, Франции — 87%, Италии — 121%», — журнал «Эксперт» (№48). Итак, все европейские экономики оказались в долгах, да и сам Евросоюз по экономическому положению является должником. Как же это произошло?
Захаров Павел Владимирович, старший научный сотрудник отдела международных экономических исследований РИСИ: Причины, в общем-то, достаточно просты. Дело в том, что в первой половине 2000-х годов в Европе был так называемый кредитный бум, связанный в том числе с введением единой европейской валюты и расширением еврозоны. В тот период в еврозону вошли многие экономически слабые страны, так называемая периферия, в частности, Греция, Португалия и некоторые другие страны. Они, в общем-то, никогда не отличались сильными экономическими показателями. Однако после того, как эти страны вошли в еврозону, они стали восприниматься на каком-то этапе если не в той же мере экономически сильными, как Германия, то примерно из той же группы стран, как Франция и Великобритания. И они получили доступ к кредитным ресурсам, к кредитному рынку. Они получили возможность занимать под достаточно низкие проценты, буквально на 1-2% выше, чем занимает, например, Германия или Франция, которые имеют высший кредитный рейтинг. Естественно, они начали занимать деньги и очень много.
С началом кризиса европейским экономикам понадобилось еще больше заимствований, но проценты по кредитам стали расти. Кредиты подорожали, да и международные финансовые организации стали давать их в долг проблемным странам весьма неохотно. Тогда страны, попавшие в тяжелое долговое положение, обратились к финансовым институтам ЕС.
Захаров Павел Владимирович, старший научный сотрудник отдела международных экономических исследований РИСИ: Тогда Греция, а вслед за ней и другие страны вынуждены были обратиться за помощью к ЕС и МВФ. И они получили крупные кредиты со стороны вот этих международных организаций. Это как бы не было окончательным решением проблемы, поскольку эти кредиты тоже придется возвращать.
Поначалу мы слышали о проблемах Греции. Но, как мы сейчас видим, для Евросоюза есть куда большая опасность — долги Италии и Испании огромны, и просто нет финансовых институтов, которые могли бы решать эту проблему.
Грибова Наталья Владимировна, ученый секретарь Российского института стратегических исследований: На самом деле, я так думаю, что проблема Еврозоны сейчас не только и не столько в Греции состоит. Греция фактически явилась той самой лакмусовой бумажкой, которая со всей очевидностью обнажила все имеющиеся проблемы и противоречия в Евросоюзе. Как раз сейчас почему, собственно говоря, столько внимания уделяется именно Греции? Потому что все боятся эффекта домино, то есть рынки и инвесторы настолько опасаются неконтролируемого и неуправляемого дефолта Греции, а значит, и возможного распространения кризиса на Италию, Испанию, возможно, и на Францию, потому что именно французские банки являются одними из основных держателей греческого долга. Тут как раз есть опасение развития эффекта домино, оно как бы усиливает именно внимание к разрешению греческих проблем.
Проблема заключается в следующем. Держателями долгов Италии, Испании, Греции и Португалии являются еврогранды — Германия и Франция. Если долг Италии, равный 2 трлн евро, не будет выплачен или будет частично списан в результате управляемого дефолта, то банки Франции и Германии понесут огромные, невосполнимые потери. Это вполне может привести к распаду еврозоны. Однако самым главным в еврокризисе является то, что это на самом деле не долговой кризис, а системный — кризис либерализма и рыночного фундаментализма. «Дело в том, что нынешний кризис — это не кризис государственных долгов или финансовых институтов. Сейчас развивается кризис всей экономической системы, сформировавшейся в последние 30 лет — системы либерализации, дерегулирования и глобализации, свободы торговли и неконтролируемых трансграничных потоков людей, товаров и денег» (журнал «Однако», статья «Конец евробанкета» под редакцией Сергея Егишянца).
Смолин Михаил Борисович, руководитель отдела гуманитарных исследований Российского Института Стратегических Исследований: Большой мировой экономический кризис так или иначе связан с нравственной проблематикой, с желанием огромного количества людей зарабатывать сверхприбыли. Мы это хорошо видим, допустим, на такой системе, как маржинальные кредиты. Это система, когда можно получить деньги под залог, допустим, 1% имеющихся средств, купить какие-то акции любых предприятий, не вкладывая практически никаких собственных средств. А получив эти акции, в свою очередь, их уже продать, опять же не имея на руках никаких денег, и получить прибыль, в принципе, из воздуха. Ведь самая большая проблема современного экономического кризиса, как мне кажется, — торговля виртуальностью. Собственно, даже переход производственных баз в слаборазвитые страны говорит о том, что население наиболее развитых стран само по себе уже не хочет ничего производить.
Нравственные проблемы в конце концов часто приводят к материальным и социальным проблемам жизни общества. Построив экономики печатного станка, выведя реальное производство в Мексику и в Индокитай и наводнив Европу легальными и нелегальными мигрантами, западный мир сам заложил под себя бомбу замедленного действия. К обострению всех этих процессов привело в том числе и быстрое расширение Евросоюза, направленное против России. Бездумное присоединение стран Восточной Европы привело к потере управляемости этого колоссального разношерстного сверхсложного организма. «В условиях кризиса резко обозначился водораздел между странами-кредиторами и странами-должниками. Страны-кредиторы, прежде всего Германия, усиливают свои позиции. Вместо убеждения все чаще используются инструменты принуждения, что обнажает тенденцию углубления властно-политического неравенства внутри еврозоны» (Л.М. Воробьева «Евросоюз: от кризиса к кризису»). Кроме отхода от принципов демократии Евросоюз столкнулся еще с одной проблемой. Дело в том, что сам Евросоюз был создан с помощью системы кредитно-долговой накачки. Деньги брались в кредит странами и корпорациями у международных финансовых институтов и групп, а политика либерализма при этом сформировала миф о постиндустриализации общества. Реальная промышленность была выведена в Индокитай, а юридические и физические лица брали деньги и вкладывали их в биржевые операции либо проедали. Когда грянул кризис и страны стали брать помощь, а точнее, дорогие кредиты, то эти деньги некуда было вложить, кроме как в финансовые операции. Ведь промышленность была вывезена за тысячи километров в Индокитай, а часть промышленности стран юга Европы была умышленно уничтожена.
Куртов Аждар Аширович, главный редактор журнала «Проблемы национальной стратегии»: В той же Болгарии и других соседних странах по настоянию европейских бюрократов был демонтирован вполне приличный военно-промышленный комплекс, существовавший со времен Советского союза. Сейчас, когда мне приходится бывать в местах, где раньше существовали заводы, я вижу совершенно плачевное состояние. И тамошнее население вполне искренне сожалеет об утрате прежних преимуществ, которые были у этих стран. Фактически путем демонтажа советской индустриальной мощи, размещенной в этих государствах, они прошли период деиндустриализации. Точнее, их промышленность была ликвидирована в угоду транснациональным западным компаниям.
Не менее страшными последствиями политики кредитной накачки стало то, что почти весь средний класс Евросоюза есть продукт этой самой накачки. В условиях обрушения кредитного механизма существование этого класса оказывается под вопросом. Не менее удивительной проблемой Евросоюза является маниакальное желание борьбы с бюджетным дефицитом в период кризиса. Это еще один миф либерализма. На самом деле сокращение госрасходов приводит к сокращению государственных инвестиций и, как следствие, сокращению ВВП, а значит, и к росту долга относительно валового продукта.
Муратов Игорь Юрьевич, экономист: Соответственно, Греция была вынуждена сокращать бюджетные ассигнования. У них упал ВВП в первом квартале на 8%, во втором на 7%, а сейчас, в третьем квартале, на 6%. Многие люди потеряли работу, потому что происходит сокращение в бюджетной сфере. То есть они действуют так, как требует МВФ. И в результате у них в экономике происходит коллапс, потому что многие люди теряют работу, их зарплаты сокращаются. Соответственно, сокращается спрос на рынке и уменьшается промышленное производство. Промышленное производство уменьшается, растет безработица, и опять происходит следующая волна необходимости снижения бюджетных расходов, потому что бюджетные доходы падают. И это замкнутый круг, из него не вырваться. Единственным вариантом для южных средиземноморских стран, который можно было бы применить для того, чтобы выскочить из этой сложной ситуации, стала бы девальвация их валюты. Но они не имеют такой возможности в силу того, что у них евро, они не обладают возможностями эмиссионного центра, потому что он находится в руках Европейского Центрального банка. Участь Греции и ее экономики весьма печальна. Нет конца и края их депрессии, и что в результате будет с греческой экономикой, даже невозможно предсказать.
Также слабым местом Евросоюза является порожденная либеральной доктриной волна трудовой миграции. Достаточно вспомнить события во Франции, когда выходцами из исламских стран были сожжены тысячи машин, магазинов, синагога и католический собор.
Решетников Леонид Петрович, директор Российского института стратегических исследований: Это не просто финансово-экономический, а цивилизационный кризис. Причины многочисленные, но одна из них — это отказ от традиционного взгляда на жизнь, миропонимания и мироощущения. Это в самой глубине лежит. Сейчас мы говорим о кризисе Европы и ее цивилизации, который особенно ярко выражается в финансово-экономическом и морально-нравственном аспекте. Появление огромных диаспор, совсем другой цивилизации на территориях Франции, Германии, Италии и других стран есть также причина и следствие этого кризиса одновременно. Поэтому речь сейчас идет о мощном движении к катастрофе.
Главная проблема ЕС на самом деле носит цивилизационно-духовный характер. Создав валютный союз, европейцы не смогли создать единого государства. Нет единой финансовой политики, единой внешней политики, нет внятной экономической политики и единого цивилизационного стержня. Из всех документов Евросоюза полностью убраны все упоминания о христианской сути Европы. То, что удалось русскому народу в масштабе Российской империи и Советского союза, не удалось романо-германскому миру. В Европе нет единого центра управления, за лидерство идет жестокая и непримиримая борьба. Роль лидера пытается на себя взять Германия. По сути, можно сказать, что нет европейской цивилизации и везде процветает сепаратизм. Никто не может отказаться от своего суверенитета, пожертвовать своими интересами ради общих. Польша тянет в сторону Америки, Германия рвется к власти, Франция боится Германии, страны Балтии, Чехия, Греция, Португалия и Ирландия стали странами второго сорта.
Грибова Наталья Владимировна, ученый секретарь Российского института стратегических исследований: Теперь об однородности или неоднородности Евросоюза. Нужно четко понимать, что Евросоюз и еврозона — достаточно пестрые образования и по уровню социально-экономического развития, и по культуре, и по ментальности. То что, допустим, для немца есть непреложный фактор, для свободолюбивого грека — не факт, что обязательно для выполнения.
Совершенно очевидно, что у Евросоюза нет той самой доминанты, что создала византийскую православную цивилизацию. Нет и той общности, что некогда создала католическую Европу. Иными словами, нет духовного сверхмотива, а общий материальный интерес, как в обычной банде, рушится у нас на глазах. Создание Евросоюза и его жизнеспособность представляются очень проблемными, но построение части европейского мира под протекторатом Германии видится достаточно реальным. И тут мы наблюдаем два процесса. С одной стороны, это жесткая борьба Германии за лидерство, с другой — это противодействие доминированию со стороны Франции, Польши и в особенности США. «Джордж Сорос упрекает Германию в том, что прокрустово ложе своей модели и своих приоритетов она навязывает другим странам с другими условиями и другими приоритетами» (Л.М. Воробьева «Евросоюз: от кризиса к кризису). Почему волнуется Джордж Сорос? Почему США боятся сильного Евросоюза во главе с Германией? А ведь другого ЕС в реальности просто и быть не может. Тон Америки по отношению к Евросоюзу стал уже почти хамским. «В Вашингтоне прошел саммит США-ЕС, на котором Обама дал понять союзникам, что Америка не собирается участвовать в преодолении европейского кризиса. «Выкарабкивайтесь сами, — заявил он. — Никто не будет спасать зону евро за счет американских налогоплательщиков»» (журнал «Однако», № 42).
Ширяев Михаил Николаевич, аналитик: Между союзниками по Атлантическому блоку, между США и Европой наступило охлаждение. Американский президент откровенно груб, США жестко выступили против Сильвио Берлускони. Государственный департамент включил итальянского премьера в список преступников, связанных с торговлей людьми. А лидер Германии Ангела Меркель резко высказалась против проекта американской ПРО.
«Соединенные Штаты терпели бы шокирующее поведение Берлускони, если бы при этом он не противоречил им в глобальных вопросах. Однако жесткая антиисламская риторика, заигрывание с Россией, критика нового американского проекта ПРО, поддержка строительства газопровода «Южный поток», — все это превращает его в изгоя» (Corriere della Sera). «Американцы окончательно сорвались с катушек. Так беспардонно они не вели себя даже в эпоху Буша, который, конечно, ни во что не ставил европейских союзников, но все-таки старался соблюдать правила дипломатического этикета» (La Stampa). Раскол между США и Европой стал совершенно очевидным. Германия обвиняет США в заговоре против евро, а американцы, не стесняясь, критикуют Европу. «Союз США и ЕС давно уже трещит по швам. Американцы скептически относятся к попыткам европейцев говорить одним голосом и объясняют нынешний кризис неразберихой в брюссельских институтах власти», — Стивен Сабо, директор Трансатлантической академии в Вашингтоне. Европейцы же ведут критику США так, как будто началась холодная война между старой Европой и ее дочерью Америкой. «Нам больше не нужны защитники. А вот они хотят по-прежнему защищать нас любой ценой. Америка была дочерью Европы, но превратилась в ее антипод, в ее врага. Запада с большой буквы «З» больше нет. Вместо него существуют по крайней мере два Запада с маленькой буквы «З», отличающиеся диаметрально противоположными идеями и характерами», — Джульетто Кьеза, «Восток-Запад». Американцы действительно ведут открытое наступление на Европу. Рейтинговые агентства, зарегистрированные в США, каждый день понижают рейтинги различных стран Евросоюза, чем фактически лишают Евросоюз возможности спастись, спасти зону евро и сам евро. При этом разговоры о том, что рейтинговые агентства являются независимыми организациями, стоит воспринимать с юмором.
Стариков Николай Викторович, писатель, публицист: Рейтинговые агентства (их в мире три - Fitch, Moody’s и еще одно со сложнопроизносимым названием) не зависят от США ровно столько же, сколько армия США, являясь одним из важнейших инструментов сохранения доминирования на мировом финансовом рынке именно англосаксов. Когда нам говорят, что агентство Fitch или Moody’s неожиданно понизило рейтинг какой-то страны, смысл этого понижения несколько ускользает. Дело не в том, что эти рейтинговые агентства являются высокими специалистами и аналитиками, к мнению которых прислушиваются ведущие финансисты и инвесторы всего мира. Дело в том, что согласно закону о Центральном банке каждого государства все государства мира имеют право покупать строго определенное количество долговых обязательств. И как раз они имеют право покупать только самые качественные долговые обязательства. Поэтому когда эти «независимые» агентства понижают рейтинг какой-либо страны, это автоматически приводит к тому, что весь мир просто обязан больше не покупать кредитные обязательства этой страны и весь мир не имеет права кредитовать эту страну. Более того, начинается обратный процесс. Ведь инвесторы становятся обязанными продавать эти бумаги. Таким образом, понижение кредитного рейтинга страны буквально за считаные месяцы, а то и недели, может поставить ее на колени. Вот в чем смысл понижения рейтинга. Европейцы понимают, кто держит их за горло и каким способом это держание осуществляется. Поэтому в Европе были разговоры о создании своего рейтингового агентства. Говорили примерно полгода назад, но, как мы видим сегодня, ничего дальше разговоров не идет, потому что нужно наработать авторитет. А для того, чтобы ваше рейтинговое агентство стало наиболее авторитетным в мире, на самом деле нужны не великие аналитики и великие экономисты, а самая большая армия, самый большой флот, огромное количество авианосцев, пехоты, танков и самолетов. Вот основной принцип, на котором базируется уважение к той или иной независимой оценочной деятельности.
Рейтинговые агентства не только снижают рейтинги стран еврозоны, но и неумолимо поднимают рейтинги стран Азиатско-Тихоокеанского региона, что приводит к мощнейшему оттоку капиталов из Европы. Зачем американцы это делают? Основой мощи Америки является ее финансовая система. Ее экономическую политику уже открыто называют эмиссионной. В печатании долларов и в том, что доллары ходят по всему миру, заключается благополучие и успешность США. Но долларовое поле в мире стало неуклонно сокращаться. «Факты дают комиссии США основания полагать, что китайский юань может потеснить доллар на пьедестале мирового господства в ближайшие 10 лет» (журнал «Однако», № 42 — «Юань сгоняет доллар с пьедестала»). «...Борьбу за место под солнцем ведет в мире и новая азиатская единица, ACU, которая родилась 1 марта 2006 года и представляет собой среднее значение ценности валют Китая, Южной Кореи, Японии и 10 стран Ассоциации государств Юго-Восточной Азии (АСЕАН)» («Российская газета»). Известно также, что и арабский мир вел консультации о введении единой арабской валюты — динара. Россия и Китай, Россия и Белоруссия стали уходить во взаиморасчетах от доллара. Но главной угрозой становился евро, и вот теперь он зашатался. Понятно, что так называемая «арабская весна», осуществленная в странах Северной Африки и продолжающаяся в Сирии, уничтожила возможность создания арабского динара. Египет и Ливия взяли огромные долларовые кредиты. И вот теперь — еврокризис. Если завтра не будет евро, доллар вновь станет валютой, необходимой для взаиморасчетов между Данией и Португалией, Германией и Францией, Италией и Финляндией. Все европейские страны будут вынуждены вновь брать кредиты у ФРС, а Европа утратит свой финансовый суверенитет.
Ширяев Михаил Николаевич, аналитик: Безусловно, основой кризиса 2008 года и основой нынешнего кризиса в Европе является либеральная рыночная доктрина. С одной стороны, она утверждает, что рынок сам все отрегулирует, а с другой — демонстрирует маниакальное желание управлять всеми в мире процессами. Лежащий в основе еврокризиса мировой кризис 2008 года банковский истеблишмент, судя по всему, запустил сам, причем вполне осознанно.
«ФРС снизил процентные ставки: 6% в 2001 году, а к концу 2003-го они упали до 1%. В одном только 2005 году американцы набрали кредитов на $750 млрд. Со второй половины сентября 2005-го ФРС начала повышать процентную ставку. К 2006 году она достигла 5%. С конца 2005 года многие заемщики не смогли выплачивать свою ипотеку и другие кредиты» (Н.В. Стариков «Спасение доллара — война»). Как следствие, обанкротились компании, занимавшиеся ипотечными кредитами. Вслед за ними погорели те, кто покупал их акции, а затем рухнули страховщики, страховавшие вложения инвесторов. Здесь-то и начался глобальный кризис. Рынок страховок SDS в мире достигал $58 трлн долларов. Именно кризис страховок был причиной превращения американской катастрофы во всемирную. Начался хаос. Именно хаос в Европе и цветные революции в арабском мире способствуют сохранению финансового статус-кво, сложившегося в мире в течение ХХ века. Понимая, что ситуация в мире будет сложной, а наша страна продолжит сталкиваться с вызовами и угрозами, исходящими от многих наших геополитических соперников, мы должны внимательно присмотреться к ошибкам, совершенным Евросоюзом и сделать из них выводы:
1. В цивилизационной области необходимо возрождение нашей исторической идентичности, возрождение доминанты, на основе которой складываются цивилизации и страны. В противном случае нас ожидает такая же дезинтеграция, как и в Европе.
2. В финансовой области необходимо достижение финансового суверенитета и независимости в проведении собственной эмиссионной политики. Глядя на успехи Китая, мы должны быть главными инвесторами собственной экономики.
3. В экономической области России нужна новая индустриализация. С этой точки зрения очень своевременно выглядит программа индустриализации России, предложенная премьер-министром В.В. Путиным. Если мы не возродим реальные тяжелую и легкую промышленности, то пережить предстоящий глобальный кризис России не удастся. Нас постигнет судьба Греции, лишенной какого-либо реального производства.
4. В области обороны необходимо всяческое усиление наших вооруженных сил. Необходимо вложение в фундаментальную науку и развитие военного и гражданского космоса. Приоритетным здесь является вложение в стратегические ядерные силы. Все это позволит решить главный вопрос — заново отстроить разрушенную в начале 90-х цивилизационную целостность. Именно это предложил в качестве своей президентской программы Владимир Путин. «Премьер-министр Владимир Путин обозначил главную задачу, которую намерен решать в ходе своего следующего президентского срока. Он нацелен на создание Евразийского союза — мощного наднационального объединения, способного стать одним из полюсов современного мира» (Газета «Коммерсант» № 186).
Решетников Леонид Петрович, директор Российского института стратегических исследований: Европа лихорадочно ищет выход из ситуации. Дай бог, чтобы нашла. Мы не заинтересованы в этом кризисе. Он может больно ударить по России, и дай бог, чтобы Европа нашла этот выход. Но я как руководитель аналитического института пока не вижу, какой выход может найти Европа. Мы можем найти выход, и еще раз повторю, этот выход — на просторах евразийского пространства, объединение усилий России, Белоруссии, Украины, Казахстана и других центральноазиатских республик, это взаимодействие с Востоком, с Китаем, с развивающимися странами, странами БРИКС, Бразилией, Индией, здесь есть определенный шанс.
Тойнби утверждал, что системы укрепляются под воздействием внешних ударов, угроз и вызовов. Хотя, конечно, это относится только к сильным волевым цивилизационным организмам. Признаком силы в данном случае является способность вернуться к своей исторической доминанте.
Ширяев Михаил Николаевич, аналитик: Как это ни удивительно, именно кризис Европы, кризис западной цивилизации может пойти нам на пользу. Мы уже исцелились от коммунистической болезни. Теперь мы видим крушение либеральной идеологии, крушение мифов о постиндустриальном обществе, свободном саморегулирующемся рынке, мультикультурализме, безальтернативности внешних инвестиций, первичности финансового рынка, неизбежности глобализации и необходимости ухода государства из экономики. Как мы видим, все это привело к краху европейской модели. Но, главное, нам надо осознать, что в основе всего лежит отказ от истины, попытка продать первородство за чечевичную похлебку. Мы вроде бы поняли всю преступность коммунизма, вернули в жизнь частную собственность, рыночные отношения и свободу передвижения, но как-то забыли, что в феврале и октябре 1917-го мы прежде всего потеряли то, за что наши предки сражались на Чудском озере, на Куликовом поле, при Бородино, защищая баязеты на Шипке. Наши пращуры умирали тогда за выбор, сделанный князем Владимиром и всем нашим народом в 988 году.
>
Tags: Европа, геополитика, глобализация, экономика
Subscribe

  • Доехать и не поседеть

    Посмотрел это видео и вспомнил случай из жизни. Летать никогда не боялся. Страшно было плавать. Бывало заплывёшь далеко от берега, а потом подумаешь,…

  • Не своё, не жалко

    Святогорск – небольшой город на севере Донецкой области. Там красивая природа. Но экологи утверждают, что следующее поколение может не увидеть…

  • (no subject)

    Сегодня утром со стороны н.п. Пески слышны звуки похожие на интенсивный бой. Вчера было тихо. Я даже расстроился. С кем не говорил о возможном…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments