alik_shade (alik_shade) wrote,
alik_shade
alik_shade

Categories:

Мои воспоминания о шахте

shahta

Сегодня День Шахтера. Святой день для каждого жителя Донбасса. Здесь его празднуют не меньше, чем Новый Год. Потому что, все люди на Донбассе связаны с шахтой. Как когда то, говорил вождь мирового пролетариата В.И. Ленин: "Уголь - это настоящий хлеб промышленности". Уголь является сырьем для металургии, коксохимии и энергетики. Даже, если кто не работает в этих отраслях, все равно, возит шахтеров, лечит их и печет для них хлеб. Короче говоря, День Шахтера на Донбассе - это всенародный праздник.

Шахтерами становились прямо с детства. Если у тебя отец шахтер, мама работает на шахте, шахтерская профессия - самая распостранненая среди мужчин в твоем регионе, то выбор кем стать, был невелик. О шахте, я все знал с малых лет. Во - первых, я часто гулял с друзьями на шахтном дворе. Мы запускали воздушного змея с террикона. В те времена, шахтный двор еще не был огорожен забором. Не было строгих охранников и пропускной системы. На лесном складе, под открытым небом, лежала куча бревен и все жители поселка, кому надо, брали их себе домой. Можно было набрать угля, хоть тонну и никто бы слова не сказал. Уголь и так всем привозили. К нему жители шахтных поселков относились так же, как жители Сахары к песку.

Один раз, пошел я с другом Серегой гулять на шахту. Тогда, нам было лет по восемь. На шахтном дворе стоял электровоз. Серега говорит: "Давай залезем в электровоз. Нас никто ругать не будет. Он поломанный, потому что, давно уже стоит на этом месте". Ну, мы и залезли. Начали нажимать на разные кнопки. Получилось, что я нажал кнопку "пуск", а Серега в это время повернул ручку контролера. Электровоз замычал и стал набирать скорость. Мы, не знали как его остановить и ничего не придумали лучше, как спрыгнуть на ходу и бежать. После этого случая, мы не приходили на шахту две недели. Нам казалось, что как только мы там покажемся, нас тут же схватят и отведут в милицию.

Так как, мои родители работали в разные смены, меня часто не на кого было оставить. Меня спихивали соседям или же вызывали бабушку с села. Один раз у отца был выходной, но ему надо было на шахту по делам. Он меня оставил женщинам - ламповщицам. Я целый час сидел в ламповой. Строил замки из аккамуляторных батарей и вышки из отражателей.

Еше с детства, я знал о шахте все. К нам домой, часто приходили соседи и разговаривали о работе. Я запомнил даже фамилии директора шахты, начальника участка и механиков. Пару раз, отец брал меня на бутылёк, как сейчас бы сказали, шахтерский корпоратив. Я, был чуть выше стола. Дяди давали мне лимонад, сыр и колбасу. Есть такое утверждение, что шахтеры в шахте говорят о женщинах, а на горах (на поверхности) о работе. Поэтому ничего непристойного я там не услышал. За то, постигал премудрости шахтерского труда. Папа, строго следил, чтобы при мне никто не употреблял матерных слов, а если у кого то вырывалось, тот посмотревши на моего отца говорил: "Извини, бригадир!". Отец отвечал: "Ладно! Мне много не наливай, я с ребенком".

Отец, часто задерживался на работе. Мама, дважды разогревала пищу, потом шла до соседей звонить на шахту. Я тоже долго не мог заснуть, когда отец задерживался. Потому что сосед, который жил с нами через стену, когда то погиб в угольном забое. Только тогда, когда мама говорила: "Все нормально, папа в сутках остался" - я засыпал. Утром, отец за завтраком расказывал, что была авария, а иногда, что раненого на гора вывозили.

Так что, выбора у меня не было. Когда я понял, что быть космонавтом хотят многие, а самих космонавтов мало, то я решил, что буду шахтером. Когда я сказал это отцу, он ответил: "Ты ничего лучше придумать не мог?"

Много лет прошло с той поры. Как я скучаю, по тому старому Донбассу. Когда на шахту мог придти любой, в любое время суток, хоть ночью, чтобы помыться в бане или же, дешево и сытно поесть в шахтной столовой. Когда на праздники, накрывали столы прямо на улице и пели за столом "В чистом небе донецком" и "Спят курганы темные". В то время, шахтеры летали на самолете в Киев, чтобы посмотреть матч Динамо (Киев) - Шахтер (Донецк). После развала Советского Союза, жизнь шахтерских городов и поселков изменилась. Вместо шахтеров, постоянными клиентами ресторанов стали бандиты и предприниматели. Горы шахтного оборудования, которое лежало на шахтном дворе и ржавело годами, вдруг испарилось в течении нескольких месяцев. По - видимому, его продали как металлолом. Тогда все вывозилось за рубеж. Кто вывозил сумками, а кто вагонами. Начались задержки зарплат, которые и без того стали небольшими.

Раньше, экономика Донбасса, работала как единый организм. Шахты давали сырье коксохимии и электростанциям, те в свою очередь работали на металлургию. Так, создалась огромная инфраструктура. На эти отрасли работали транспорт, различные ремонтно - механические и машиностроительные заводы и.т.д. Многие заводы и шахты были градообразующими предприятиями. Они платили налоги в местный бюджет, поддерживали жизнедеятельность школ, больниц, детских садов и домов культуры.
Заводы стали делить на части, появились частные угольные участки. Их назвали "кумовские лавы". Поставкой оборудования и сбытом сырья, стали заниматься всякие посредники - паразиты. Они никому не приносили пользы, как только самим себе. Объекты культуры, ЖКХ и образования ремонтировать стало не кому. Донбасс стал медленно умирать. Пару лет назад, кто то решил, что нужно ускорить этот процесс.

Трудовой день подземного рабочего начинается и заканчивается баней. В первую свою смену, переодеваюсь в бане. Все шахтеры, в чистом отделении бани раздеваются и голыми идут в грязное, где висит спецодежда. Я вижу, на стене висит объявление "Ходить в бане без нижнего белья запрещается. Администрация шахты". Спрашиваю у товарища: "К чему это объявление, если все голые ходят". А он мне рассказывает, что всегда так и ходили. Но как то в бане, работали женщины из РСУ. Они поднимались на высокие козлы и красили потолок. Когда в бане переодевалась смена, один шахтер закричал на всю баню: "Посмотрите, какая у него ялда, ни у кого такой нет". Молодой женщине стало любопытно, она посмотрела вниз и упала с козлов. Результат - сломанная рука. После этого, директор шахты издал приказ, голыми по бане не ходить.

Шахтеры, вообще веселый народ. Юмор, помогает им работать в сложных условиях: в затопленных выработках, когда не хватает кислорода и температура на нижних горизонтах +40С. Только крысы, чувствуют себя там прекрасно. Рабочие приходят и уходят, а они, как истинные хозяева шахты, живут в шахте постоянно. Крысы и рабочие привыкли друг к другу и прекрасно между собой ладят. Главное тормозок от них спрятать. Тормозок, на донбасском сленге - это пища, которую берут с собой на работу.

Некоторое время, я ходил на точку с одним дедом. Он имел привычку, в начале смены, прежде чем принять пищу самому, покормить крыс. Не знаю, то ли крысы его по шагам узнавали, а может выучили график его смен, но когда мы приходили на место, они уже ждали, высовывая носы из под конвеерной ленты. Потом дед, каждой бросал по куску хлеба и те до конца смены уже не показывались.

Как то, с товарищем издевались над крысами. В лежащую 4 -х дюймовую трубу кидали кусочек колбасы. Одна, иногда две крысы, туда залазили. Мы забивали трубу с обеих концов деревянными чурками и начинали бить по трубе стальными, путевыми планками. Когда разкупоривали трубу, крысы выходили оттуда шатаясь, как пьяные. Крысы - необычайно умные зверьки. Бывало видел, как какая нибудь прыгнет на движещуюся конвеерную ленту, проедет немного и спрыгнет, где ей надо.

В шахте я понял, что с помощью молотка, зубила и какой то "матери", можно отремонтировать очень много вещей. Шахтеры - волшебники. Иногда, творят казалось бы немыслимые вещи. Если очень надо, при аварии, многотонное оборудование отгружается в шахту, проходит километры штреков, расталкивая перед собой сотни вагонеток и перетаскивается по задавленным выработкам, где в полный рост не встанешь. Потом, ломами и жаками (ручными лебедками), монтируют блоки, совмещая узлы сантиметр в сантиметр. Это результат опыта и слаженой работы коллектива. Все нужно сделать очень быстро. Уголь должен идти круглосуточно.

Через несколько месяцев работы, сам начинаешь пользоваться навыками шахтерского труда. При этом, отвыкаешь работать на горах. На поверхности шахтерам работать неудобно. Там, они как без рук. В шахте совсем по - другому. Надо поднять груз - цепляешь жак за верхняк или пользуешься деревянным распилом как рычагом. Даже кидать лопатой удобнее на коленях, чем стоя гнуть спину. При работе в условиях повышеного шума, когда работает оборудование, горняки используют особые знаки. У каждого на каске горит фонарь. Чтобы подать команду "вперед" нужно покачать головой сверху вниз, "стоп" - махать головой горизонтально, "все сюда" - круговые движения. Это входит в привычку и несколько раз замечал за собой, что пользуюсь этими приемами на горах, в светлое время суток и без коногонки (шахтный светильник).

Один раз, по - настоящему было страшно. Пошли в лаву втроем. Сначала, была нормальная выработка. Потом шли согнувшись. Далее на четвереньках. Позже, вообще стали ползти. Штрек превратился в узкое отверстие. К тому же, сверху совсем исчезла крепь. На головой была ровная, как потолок в квартире, серая плита горной породы. Я прислушался - кровля трещала. Надо мной висел незакрепленным, грунт толщиной 600 метров. Ползти оставалось около тридцати метров. Вспомнилось, как рассказывал отец, что он, полез один в зажатую выработку. Кровля просела и отец застрял. Хорошо что мимо рабочие проходили, помогли выбраться. И еще подумал, что сейчас меня завалит и будет как в старой шахтерской песне про коногона:

Прощай Маруська ламповая
И ты, братишка стволовой
Меня вы больше не увидите
Лежу с разбитой головой


Горный мастер был маленький и худой. Первый добрался к финишу. Кричит с лавы:
- Скоро вы?
Сзади меня полз мужик, крупнее меня и с животом. Спрашивает меня:
- Что не пролезешь?
- Сомневаюсь - отвечаю ему
- Мы идем в обход - прокричал мужик горному мастеру.
Путь в обход, был минут на пять длинее. Зато спокойнее. Пока через всю лаву полз к угольному комбайну, содрал колени. Так, я первый раз побывал в угольном забое.

Гибель рабочих в шахте, происходит чаще всего из - за нарушений техники безопасности. Сам много раз ездил на конвеерных лентах, хотя и запрещено. Иначе, пришлось бы несколько сот метров подниматься вверх по уклону 30 градусов, часто с тяжелой железякой на плечах. Старые рабочие говорили, когда выезжаешь на ленте в ночную смену , не ложись. Были случаи, когда люди засапали, падали в пересып, в результате чего травмировались или погибали. Один раз, после ночной смены, я ехал на ленте и прилег. Думал, что чувствую себя бодро. Очнулся перед головкой ленты. Встать, чтобы спрыгнуть не было возможности, так как до кровли, было пол метра. Тогда, я перекатился на став конвеера и спрыгнул на редуктор. Благо, все обошлось благополучно. Потом, ездил на ленте только сидя.

Ох уж эта погоня за добычью, тоннами и погонными метрами, а в конечном итоге за деньгами. В погоне за добычей, часто игнорируют предельно допустимую концентрацию метана в рудничной атмосфере, что иногда приводит к взрывам. Даже находят способы, как загрубить современную "умную" аппаратуру, чтобы не мешала работать.

Как то раз, остановилась лента в мою смену. Открыв пускатель я понял, что как обычно, быстро "обойти" защиту не получится. Нужно было повозится. С лавы начали сбегаться люди. Один начал кричать: "Что ты там возишься. Давай быстрее. Нам качать надо" и.т.д. Я долго слушал, но нервы не железные, говорю ему: "Это тебе за добычу платят. А мне, до конца смены еще далеко". Это, вообще его взбесило и он начал орать еще громче. Я тоже схватил молоток и говорю: "Сейчас как врежу между глаз". Народ разделился. Одни защищали мужика, другие говорили: "Молодой, не смотри на него - вреж!" Пыл у моего противника стал спадать. Рабочие вернулись на свои места. После смены, встретился в бане со своим оппонентом. Думал будет продолжение разговора. А он, улыбнулся и спрашивает: "Что там за неисправность была?" Какие бы конфликты не возникали под землей, на горах они обнуляются.

Я работал слесарем. Когда все крутится, я должен отдыхать. Но бывало так, что машинист подземных установок не успевал делать свою работу. Чтобы не останавливать конвеер, я по своей инициативе помогал ему. Возле ствола висел металлический лист на котором писалось, какая смена сколько выдала угля. Мужики, проходили мимо него и говорили: "Неплохо вчера качнули. Хорошая премия будет". Я тоже был горд, что в этих цифрах, есть и моя доля.

Немного неподдельного пафоса на последок. В одной шахтерской песне поется "Только тот любит солнце и высокое небо, кто с рассветом идет на гора". На себе проверил - рассвет по выезду красивый. И горячая картошка с мясом, на бутыльке после смены, вкучнее. А самый вкусный напиток - вода из алюминиевой фляги на исходяшей струе, там где +40С.

Много было бы чего вспомнить о шахте. Воспоминаний насобиралось бы на целую книгу, особено если рассказы друзей добавить. А так, как писать нет времени, то вспомнил то, что первое в голову пришло. Да еще, артиллерийские залпы за окном не способствуют мыслительной деятельности. Если даст Бог, на следующий День Шахтера напишу больше и интереснее. А пока шахтерам Донбасса желаю выстоять и победить. Победу - на гора!
Ну и какой же праздник без песни



Tags: Донбасс, отсебятина
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 7 comments